Bleach. The other side of night.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach. The other side of night. » [Forgotten Memories] » La historia de dos amigos…


La historia de dos amigos…

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

- История двух друзей: Фантазия на тему «Как Шихоуин Ёруичи и Урахара Кискэ стали лучшими друзьями».
- Флэшбэк|Отхождение от сюжета (мы фантазируем, но наши фантазии о прошлом, о котором, к сожалению, известно так немного…).
- Urahara Kisuke, Shihouin Yoruichi
- Место действия: Сэйрэтэй, рэндомные локации, которые будут описаны в постах...
- Статус: В процессе.

0

2

Глава первая.
"Первая встреча".

Время действия: много-много лет назад, когда Урахара-сан ещё был Кискэ-тяном, а Шихоуин Ёруичи-сан маленькой о-химэ-сама.
Место действия: территория, на которой живёт клан Цукабиши.

Сколько себя помнил, Урахара Кискэ всегда жил в клане Цукабиши. Однако он точно знал, что не является его членом. Просто знал и относился к этому довольно-таки легко, ему нечасто напоминали об этом факте, а отношение окружающих к нему невозможно было назвать плохим. Его замечали, так как невозможно было не заметить столь дружелюбного и любопытного ребёнка с богатым воображение и кроткой улыбкой, но эти люди не были его семьёй, и он это явственно ощущал. Непреодолимая тоска, охватывающая его сердце время от времени, порой была просто невыносима, сжимая грудь так, что хотелось кричать, выть на луну и колотить руками стены маленького сарайчика, в котором обитал мальчик. Однако, он прекрасно понимал, что ему повезло. Кто бы ни нашёл его ещё младенцем и принёс "ко двору", он был ему безмерно благодарен, ибо жизнь в Руконгае назвать «жизнью» язык не поворачивался.

Как-то Кискэ показали район для бедных. Было ли это сделано в воспитательных целях, чтобы мальчик знал, как ему повезло, и был благодарен клану, или это была просто «прогулка в мир бедных» с целью побродить мимо прилавков и чего-нибудь купить, Кискэ вряд ли стал бы утверждать наверняка, ибо ему тогда досталось тащить небольшой, но грязный мешок. Однако маленький Урахара никогда не задумывался над тем, что его могут держать в клане только как рабочую силу, не требующую особого внимания, игрушек (ибо всё, во что он играл, он мастерил сам) и есть. Да, тогда Кискэ ещё не обладал духовной силой, и, тем не менее, жил не среди «отбросов». Будем считать, что парню просто повезло, с некоторыми людьми такое случается даже после смерти…

Забот у клана Цукабиши было предостаточно: находясь в подчинении у благородного дома Шихоуин, никому не давали расслабляться. Только маленькие дети играли в салочки и гуляли целыми днями, но и для них эта пора рано или поздно должна была закончиться. Кискэ не очень любил своих сверстников. Они были гораздо более жестокими, чем взрослые, и уж точно не понимали его, не понимали, почему он тянется к знаниям, учится читать и писáть, мастерит всякие штуки и подметает эти дурацкие улицы своей старой метлой. По осени они часто разбрасывали листья, которые мальчик с таким усердием сгребал в кучу, а потом убегали. Кискэ злился и кричал на них, за что время от времени получал увесистый шлепок или нагоняй от взрослых за «истерику на пустом месте». В такие моменты Кискэ казалось, что он ненавидит всех людей, ненавидит несправедливость, и готов убежать, куда глаза глядят, но он вовремя понимал, что за пределами клана жизнь не станет лучше, ни капельки, он только потеряет крышу над головой, а безделье убьёт его даже быстрее, чем злые взгляды. И Кискэ плакал, когда никто не видел, и ему становилось чуточку легче.

Был и среди этих жестоких созданий мальчик, который его никогда не раздражал, мальчик, который стоял вдали от всех и молчаливо наблюдал за течением жизни и времени, и удивительным образом испарялся перед самыми драками, будто ощущая их и предпочитая избегать ссор и склоков. Кискэ не знал его имени, что было даже хорошо, ибо с имени начинается привязанность. И любовь, и ненависть невозможны, если ты не знаешь имени того, к кому испытываешь эти эмоции. Так что, всё было вполне себе замечательно, пока в его жизни не появилась она. Эта избалованная и напыщенная… в общем, началось всё весной, когда распускались молодые цветы, и трава была ещё невысокая и мягкая, а птицы по утрам пели с особенной робостью, как бы распеваясь перед предстоящим концертом.

В то памятное утро Кискэ, выполняя поручения старичка, которого все звали просто о-джи-сама, перетаскивал горы коробок в склад. Худые ручки держали сразу четыре коробки, сложенные друг на друга, полностью исключая возможность смотреть вперёд, но обещая, что работа вся будет сделана чуть быстрее. Короткое кимоно тёмно-синего цвета с серыми цветами открывало взору острые коленки мальчика и босые ноги. В общем-то, если бы вам удалось увидеть его в тот момент в анфас, вам бы показалось, что на вас движется стопка коробок на ножках.

«Фух… - про себя выдыхал Кискэ. – Ещё чуть-чуть, осталось ещё совсем чуть-чуть, и ты закончишь дневную работу, и сможешь с наслаждением продолжить вырезать из дерева медвежонка…»

Мысленные уговоры делали работу для Кискэ чуть легче, однако внимание слегка рассеивали. Потому, налетев на кого-то, мальчик не успел отреагировать на этот факт, а лишь инстинктивно попытался схватить падающие коробки, но те с шумом повалились вперёд, их содержимое рассыпалось по дороге, а сам Кискэ отлетел назад и шлёпнулся в пыль на самую пятую точку.

- Хонтони сумимасэн! Простите, я Вас не заметил… - маленький Урахара тут же вскочил на ноги и попытался помочь второй жертве инцидента. Откинув коробки в сторону, он протянул руку маленькой девочке, одетой в шёлковое кимоно. – Вы в порядке?

Отредактировано Urahara Kisuke (2009-03-17 19:41:37)

0

3

С самых малых лет Йоруичи уже знала, что в будущем ей предстоит возглавить клан. Едва успев достигнуть сознательного возраста, когда ребёнок уже начинает что-то понимать, её стали обучать всему, что, по мнению старших, ей  пригодиться. Изо дня в день маленькой девочке повторяли, что  её ждёт там, во взрослой жизни. А юной Химэ только и оставалось, что  слушаться старших и выполнять всё, что от неё хотели.

С детства Шихоуин Йоруичи уже была ответственной и серьёзной. Времени на игры  почти не хватало, поэтому у неё часто были минутки, в которые она  старалась шутить и как-нибудь подколоть окружающих. За это её любили, а кто-то может, и ненавидел. Иногда она позволяла себе слабости и могла покапризничать, как все особы благородных кровей. Но юная принцесса никогда не ставила себя выше других, поэтому её капризы сводились к шуткам. Когда ей оказывали повышенное внимание, она старалась это пропускать мимо ушей, потому что не любила этого. Но вопреки всему вела себя как подобает  принцессе.

Что можно ещё рассказать о юных годах этой прелестной девицы? Наверное, стоит сказать о том, что близких друзей у неё не было, она общалась со всеми хорошо и на равных. А может,  просто времени не хватало на близкого друга, который был бы всегда рядом. Но Йоруичи никогда об этом не задумывалась, поэтому это её вовсе не смущало. А что могло смутить её вообще? Шихоуин всегда  чувствовала себя свободной  и была  простой, а иногда даже нагловатой, когда этого позволяла ситуация. И жизнь девочки так и прошла бы в таком бешеном темпе, где лишь урывками можно было найти минутку на понимание самого  себя и понимание окружающих, если бы она не встретила его. Такого просто, со своими интересами и безграничной фантазией…

Это был обычный день, который совершенно ничего не предвещал. И Юная принцесса уж точно не знала, что он сыграет достаточно большую и важную роль в её судьбе.
Йоруичи как обычно встала ранним утром, что бы успеть   выучить всё, что предполагалось на этот день. Может тогда останется свободная минутка для чего–нибудь интересного.

-Йоруичи-химэ-сама, вам уже пора одеваться. Сенсей вас уже ожидает.
– Послышался  приятный голос служанки, которая была для девочки нянькой.

-Да- да, я уже почти готова. – Произнесла второпях юная Шихоуин. Короткие волосы с фиолетовым оттенком так и развивались на маленьком ветерке, который создавался от легкого бега. Большие жёлтые глаза всегда вызывали восхищение. Да, Шихоуин Йоруичи росла очень симпатичной девочкой. Тонкие черты лица, невысокий рост, худая фигурка,   смуглая кожа и прекрасная белоснежная улыбка. Всё это компенсировала ей её странный характер, резкие перепады настроение, порой жестокие шутки и тому подобные вещи. К тому же она была умна, остроумна и добра.

-Ну вот, на сегодня пока всё. Не забудь то, о чём мы сегодня говорили.
- Строгий мужской голос.

-Хай - робкий кивок головы в знак согласия. Девочка поднялась со своей подушки и вышла из комнаты прочь. Как тут такое забудешь. Пойду, подышу свежим воздухом. С тяжёлым воздухом Йоруичи выскользнула, словно кошка, на улицу. Химэ подняла глаза на небо и стала всматриваться в облака, которые так медленно плыли по небу. Интересно, а   я смогу возглавить клан? Вдруг я не оправдаю всех надежд, что на меня возлагают. И так она могла рассуждать очень долго, пока не наткнулась на что-то непонятное.
-Ай!- Успела лишь произнести Йоруичи, как оказалась уже в лежачим положении и на земле. Чёёёёрт…. Она наткнулась на кого-то с кучей коробок.
-Надо смотреть куда идёшь!- Недовольно буркнула Шихоуин, потирая место на лбу, которое ушибла.  Её взору предстал светловолосый мальчик, в коротком кимоно, который подавал руку.
-Вы в порядке?

-Не нужно. Я и сама могу подняться. – Девочка быстро поднялась и стала отряхивать своё бордовое  шёлковое кимоно. Стой. Я кажется его видела.

-Слушай, а я тебя, кажется, уже видела. Ты кто такой?- Недовольство как рукой сняло, подумаешь, упала, пустяк, с кем не бывает. Какие то волосы у него заросшие, не стрижётся что ли?

0

4

- Надо смотреть куда идёшь!

Довольно-таки резкая фраза не сказать, чтобы задела маленького Урахару, всё-таки люди разные и некоторые не умеют сдерживать свой гнев, даже если он неуместен и извинениями в их адрес уже рассыпались. Но у Кискэ просто не было времени и желания обижаться на обычные слова какой-то девчонки, когда более важное дело ждало его, и его нужно было поскорее доделать. Его робкую попытку оказать помощь гордо отвергли, потому мальчик, слабо кивнув, опустился на колени и принялся собирать содержимое коробок (которым, откровенно говоря, был какой-то хлам) с дороги, стирать с него пыль и складывать обратно в слегка помятые картонные хранилища.

- Слушай, а я тебя, кажется, уже видела. Ты кто такой?

Требовательный тон, требующий немедленного ответа и не подразумевающий, что ему в нём откажут, откровенно удивил мальчика. Урахара замер, сжимая в руках сломанную фарфоровую куклу, поднял свои ясные серые глаза на девочку и несколько раз удивлённо моргнул.

«Ха? Интересно, кто она такая? Взгляд строгий, осанка гордая, в поведении сквозит некоторое высокомерие… ни разу не видел её в клане Цукабиши… хотя, она бы прижилась тут, чувствуется мне, что неделю спустя она бы уже построила по струнке всех местных хулиганов…»

- А… Урахара Кискэ дэсу! А Вы кто?

Конечно же маленький Кискэ не предполагал ничего плохого, задавая этот вопрос, его «незнание» не было ни его пороком, ни грехом. Он просто никогда не видел в глаза Шихоуин Ёруичи, маленькую о-химэ-сама. Тогда, когда весь клан Цукабиши, охваченный восторгом, веселился на праздниках или приветствовал клан Шихоуин, Урахара обычно запирался в своём сарае и что-нибудь мастерил, или читал книги, или выводил иероглифы. Не то, чтобы его не звали на эти празднества, просто смысла туда идти мальчик не видел. Куча людей, напивающихся и танцующих. Время можно потратить с большей пользой для самосовершенствования. К тому же… друзья там его не ждали, а без них особенно плохо даже тогда, когда хорошо…

Отредактировано Urahara Kisuke (2009-03-13 19:14:48)

0

5

-А… Урахара Кискэ дэсу! А Вы кто?

Этой фразой мальчишка сразу разорвал всё то, что могло бы зародиться между этими двумя. Естественно мы говорим об общении и дружбе. Йоруичи конечно не любила официальность, но она так же не любила когда не знали кто она  такая, даже речь уже не о ранге. Этот мальчишка даже меня не знает. Да у него даже реацу ели пахнет,  что ещё за манеры?!

- Ты что, глупый или, правда, меня не знаешь? – Настоятельно переспросила Йоруичи-химе. Её жёлтые глаза блестели, и в них казалось, играли маленькие огоньки. Вот это характер. Мало того меня сбил с ног, так ещё и даже не знает, кого! Девочка отряхнула последние пылинки с кимоно.

-Я Йоруичи Шихоуин. Слышал о таком клане?
- Наигранным высокомерием проговорила Химэ-сама. Это было редкостью для неё, но почему –то сегодняшний день был именно таков, что хотелось покапризничать. Как говорится под настроение.  Худенькая ручка расправила пряди фиолетовых волос, открыв длинные ресницы и всё те же янтарные глаза, в которых пылала злоба.

0

6

- Ты что, глупый или, правда, меня не знаешь?

Ответная колкость на вполне себе уважительный вопрос застала маленького Кискэ врасплох. Он прекрасно научился чувствовать злобу окружающих, а выражение лица девочки было явно не добрым. От неожиданности и удивления глаза мальчика расширились ещё больше, а фарфоровая кукла сама выпала из рук и, с треском ударившись о небольшой камень (за который, видимо, Урахара и зацепился ногой), лежащий на дороге, разлетелась на крупные осколки.

- Хай? – слабо выдавил он из себя, поднимаясь на ноги.

Он не знал, как реагировать на эти слова. Стоило ли сразу же извиниться и поклониться в ноги, не вставая с колен, или сообразить, что над ним попросту издевается «очередная вредина», и, проигнорировав вопрос, спокойно продолжить свою работу, Кискэ не знал. Но мысленные терзания его разрешила сама девочка, которая, хмуря свои бровки всё сильнее, громко выпалила:

- Я Йоруичи Шихоуин. Слышал о таком клане?

- Шихоуин?

Если бы у Кискэ в руках была ещё одна кукла, то и она бы разбилась вдребезги. Мальчика будто ослепила яркая вспышка молнии озарения. Он быстро оглядел стоящую перед ним особу ещё раз.

Дорогое шёлковое кимоно, блестящие, причёсанные и красиво уложенные волосы, брезгливо скорченные носик, и по аристократичному брезгливо нахмуренные бровки, от тёмной кожи исходит приятный аромат каких-то масел. Ухоженная и красивая. Нет сомнений, что эта особа благородных кровей. И как он сразу не заметил этого?

Кискэ и вправду начал чувствовать себя немного глупым. То, что он был немного отрешён от внешнего мира, давало о себе знать. Возможно, ему следовало бы хотя бы раз сходить на праздник клана и запомнить, как выглядит благородная семья Шихоуин. По крайней мере, маленькую принцессу он бы совершенно точно запомнил.

Маленький Урахара собрался было уже рассыпаться в извинениях, но требовательный и злой взгляд янтарных глаз будто парализовал его, так что мальчик замер в нерешительности и благоговейном трепете перед Шихоуин Ёруичи, не в силах вымолвить и слова…

… В будущем, уже взрослый Урахара будет продолжать испытывать некоторый ступор перед людьми, высшими по званию, людьми благородных кровей и новыми в его жизни людьми вообще. Он будет путаться в мыслях, не зная, как себя вести, будет нервно хвататься за голову, и смех как защитная реакция будет сам вырываться из его уст. Но он научится общаться с окружающими, перестанет быть нервным и пугливым, и во этом особенно сильно ему поможет Она…

Но о таком далёком будущем маленький Кискэ и не думал вовсе. В те годы своего нелёгкого, но и не шибко тяжёлого детства, он быстро терялся, был малообщительным и замкнутым.

И вот он стоял перед маленькой о-химэ-сама клана Шихоуин и боялся произнести даже слово…

Отредактировано Urahara Kisuke (2009-03-14 21:18:59)

0

7

Вокруг всё было так же тихо. Облака бесшумно плыли по небу. Ветерок  ели чувствовался на смуглой коже. Казалось кругом не души, лишь эта ситуация, лишь она, упрямая, непокорная, капризная и вредная и он, такой безобидный, тихий, какой-то странный. И кто же знал, что эта встреча будет такой важной в жизни юной принцессы.

Маленькая девочка. Красивое дорогое кимоно, фиолетовые волосы, прямая осанка и поднятая верх голова. Да, это Йоруичи Шихоуин. И она действительно не понимала, почему парень, которого она, кажется, видела в роле уборщика у них в поместье, не знает её.

Кукла упала и разбилась. Осколки рассыпались возле камня и привлекли внимание маленькой принцессы. Она мгновенно посмотрела на неё, и ей стало жаль на секунду, что она так резко повела себя. Но Йоруичи не решила отступаться от своих слов.

-Шихоуин?

Химэ ещё раз посмотрела на него янтарными , злыми глазами. Ну всё.... Ты меня кажется разозлил.

-Да.  А что бы ты меня помнил. Вот тебе! – Девочка резво наступила на правую ногу мальчика. Маленькая ножка, но с такой силой  Шихоуин наступила ей. Теперь этот… ммм Урахара Киске? Вообщем неважно. Он меня запомнит.

Йоруичи посторонилась парня. И посмотрела на него  уже нам знакомым взглядом.Усмешка на лице, слегка приподнята голова, будто свысока она сверлила его жёлтыми глазами. Руки сложила крестом  на уровне груди. Вот и любимая стойка Шихоуин Йоруичи, которую мы знаем и любим.

-Я думаю,  меня ты будешь помнить как минимум ещё дня 2, пока нога не пройдёт. – Кошка улыбнулась и блеснула жёлтыми глазами. И что я с ним вожусь. Мне пора между прочим. Время не ждёт. Она поспешно повернулась к нему спиной и направилась в сторону дома. Сделав два шага, девочка обернулась и громко рассмеялась, запрокидывая слегка голову.

-Вот умора!!! – Выпалила она.  Её смех слышался ещё долго. В этом вся Йоруичи….

Тогда Шихоуин Йоруичи, глава клана ещё не знала, что  в будущем, ради этого парня, чью ногу она отдавила, ей придётся бросить всё, что бы вытащить его из беды..

0

8

- А что бы ты меня помнил. Вот тебе!

Не церемониально, а по-простому, как не пристало, в общем-то, вести себя принцессе, но изящно, а главное – сильно о-химэ-сама наступила маленькому Кискэ аккурат на ту ногу, которой он зацепился чуть ранее за камень. Ещё не утихшая боль, вернулась, усиленная маленькой ножкой девушки с шоколадного цвета кожей. Слабо пискнув, Кискэ резко плюхнулся обратно в дорожную пыль и зажал пальцы ноги рукой, чтобы не было так больно. Слёзы застилали взгляд, но он не позволял себе плакать. Настоящие мужчины не плачут от физической боли, никогда!

- Я думаю, меня ты будешь помнить как минимум ещё дня 2, пока нога не пройдёт.

Крепко сжав зубы, не давая себе возможность разораться, ибо в данном случае ему приступ истерики мог грозить уже не только взбучкой, но и чем ещё похуже, посмотрел на маленькую, но гордую девочку.

«Бака! Да я неделю буду с ноющей ногой ходить! Думать надо, что делаешь!»

Молчаливый упрёк можно было прочесть в лице маленького Урахары, тихую злобу и боль, но дерзкая девчонка была скора на расправу и легка в чувствах, которые не она испытывала. По крайней мере, именно так тогда Кискэ и подумалось.

- Вот умора!!!

И вот она уже убегает прочь. И хорошо, от греха подальше…

Свою дневную работу маленький Кискэ доделывал гора~здо дольше, чем предполагал. Когда солнце начало закатываться за горизонт, он занёс последнюю коробку на склад. За разбитую фарфоровую куклу ему, благо, не влетело, а о «не самой приятной встрече в своей жизни» мальчик решил попросту никому не говорить, ограничившись вестью о том, что «во всём виноват треклятый камень на дороге».

Зайдя в свой сарайчик, Кискэ запер дверь на засов и, пройдя к столику, на котором лежала его начатая работа – кусочек дерева, из которого он очень хотел вырезать медвежонка – и обнаружил рядом несколько конфет-леденцов в ярких обёртках. Кто бы ни принёс их, они не смогли поднять настроения мальчику, и даже деревянный болванчик не мог. Боясь испортить свою работу, Урахара отложил всё прочь и лёг на кровати, обхватив голову руками и прокручивая в голове события утра. Монотонно. Один раз, второй, третий. С каждым разом убеждаясь, что он вёл себя неправильно, но иначе вести просто не мог, ведь он такой, какой есть, ну, что тут поделаешь? И с каждым разом убеждался, что Шихоуин-химэ вела себя ещё более неправильно, но, видите ли, она принцесса, и ей якобы ну всё на свете можно…

Злость комком собиралась в горле, так, что сглотнуть было невозможно, слёзы медленно текли по щекам мальчика. Слёзы боли. Нет, не физической, хоть нога и ныла, но эта боль была даже приятной, ибо, когда она пройдёт, наступит приятное ощущение бешеной радости, что пальчиками теперь можно шевелить безболезненно. Боль была другого плана. Эта боль разрывала грудь и душила слезами, и от неё невозможно было спрятаться. Отчаяние, что его никто не замечает. Расстройство, что ему никто не помог, когда он не знал, что ему делать. Злость, что нет рядом того, кто может прижать его к груди, погладить по растрёпанным волосам и заверить, что всё будет в порядке. Он бы поверил в эти слова, запросто бы подарил своё по-детски милое и наивное сердечко тому, кто бы решил о нём заботиться.

Но никого рядом не было. Были только эти голые стены, этот сарай, неудобный матрас на полу… была только эта коморка, которая всегда принимала его и прятала от внешнего мира.

Кискэ крепко стиснул зубы, сдерживая стон, слёзы уже ручьями сбегали по его щекам, стекая по шее за шиворот кимоно.

- Ну… ну, почему я? – слабым голосом пролепетал мальчик этот вопрос, который так часто задают себе люди, загнанные в угол. Вопрос безысходности и грусти, вопрос одиночества и обиды, один из самых частых вопросов человеческих…

«Ненавижу… - маленький кулачок сильно ударил по полу, так что костяшки заныли, оповещая о ещё одном источнике боли. – Ненавижу… ненавижу плакать!»

Но слёзы упорно текли из глаз…

Кискэ плакал, бывало, но это было крайне редко. Только тогда, когда ему было особенно тяжело. Но, надо заметить, что это был первый раз в его жизни, когда он плакал из-за девочки. Плакал от обиды, которую она ему причинила, и не понимая, почему у него перед глазами стояло её лицо, такое красивое и ясное, почему ему запомнились её огромные янтарные глаза и задорный, даже слегка задиристый, смех. Он не понимал, почему, несмотря на то, что всё, что она сделала, войдя в его жизнь, так это доставила очередных проблем, он не мог её возненавидеть…

Отредактировано Urahara Kisuke (2009-03-15 00:15:36)

0

9

Глава вторая.
"Чёрная лента".

Время действия: десять лет спустя после первой встречи Ёруичи и Кискэ.
Место действия: территории, принадлежащие благородному дому Шихоуин.

Отгремели залпы салютов, отзвучала громкая музыка, вся еда была съедена, а сакэ выпито, люди разошлись по своим домам только под утро и сейчас, в районе восьми часов видели только третьи сны. Если, по статистике, за ночь человек лицезреет не менее шести-восьми снов, то можно сделать вывод, что спать счастливцам оставалось ещё долго.

Урахара Кискэ, немного подросший за прошедшие десять лет, но всё с такой же растрёпанной копной волос соломенного цвета и всё с таким спокойным нравом вёл всё ту же привычную жизнь простого разнорабочего. Собственно, мало что изменилось по прошествии десяти лет, мир был всё таким же огромным и непознанным, что не жалко было тратить годы на его изучение, Кискэ был всё таким же молчаливым и самостоятельным (читай – немного одиноким). И в это утро он подметал дорожки после шумных ночных гуляний, как делал это всегда. Привыкший к громким звукам посреди ночи, мальчик спал спокойно, и потому также спокойно встал с утра и принялся за работу.

Ничего не изменилось, кроме одного, но это было очень важно, Кискэ начал испытывать голод. Организм неумолимо просил пищи каждый день, и одной воды уже не хватало. Мальчик не хотел никому об этом говорить, и мы лучше опустим рассказ о том, как он добывал себе пропитание, ибо не это самое главное в нити повествования…

Подметая дорожки и сгребая мусор в кучи в то утро, Кискэ наткнулся на узкую чёрную ленту. Она лежала в пыли в гордом одиночестве, окружённая шкурками, обёртками и фантиками. Никого её «породы» рядом не было. Урахара вряд ли бы смог объяснить, почему в тот день он поднял ленту, а не сгрёб её в мешок вместе с остальным мусором. Он был мальчишкой, ленточки его не интересовали, но то, как одиноко и гордо лежала она, отражая утреннее солнце, слегка пыльная, но изящная и блестящая, как шёрстка кошки, не могло оставить его равнодушным.

Кискэ повесил ленточку на ближайшее дерево, а к 11 часам, управившись с уборкой территории, он захватил её с собой, возвращаясь в свой сарайчик…

Отредактировано Urahara Kisuke (2009-03-17 19:47:17)

0

10

Красные ленточки, яркие фонарики, ароматный запах и куча народу,- всё это праздник в доме благородного клана Шихоуин. Они частенько любили устроить какое-нибудь небольшое гулянье, что бы развеет тоску, которая иногда посещала этот большой дом.
Гостей всегда было достаточно, что бы на улице был слышан шум веселья. После таких бурных гуляний, обычно оставалось много мусора, но ведь это никогда не являлось проблемой. Были те, кто помогал с уборкой. Да, к чему это всё мы? Об уборке позже.

Так вот, был праздник. Все гости уже был в сборе. Как обычно, под это дело выделяли приёмную комнату, которая была очень большая. Приятный аромат, неяркий свет – всё это располагало. Вся семья Шихоуин была в центре внимания, но нас привлекает лишь одна персона. Йоруичи Шихоуин. Молоденькая девушка, которая уже подросла с предыдущей нашей встречи с ней. Фиолетовые волосы, всё так же ели доставали до плеч, при этом немного были взъерошены. Янтарные глаза  задорно блестели, красное шёлковое кимоно прекрасно сочеталось со смуглой кожей. Стройная, на вид даже хрупкая фигура была очень привлекательна. Как говорится «Возраст подходит». Девушка была достаточно молчалива, но при этом  уголки её губ были всегда направлены вверх. Друзей у неё особых не было. Нет времени, да и не задумывалась она над этим, поэтому среди присутствующих особо интересных объектов для неё не было.

Йору была привлекательна и даже не раз ловила на себе взгляды особей мужского рода, но ей было не до этого. Она лишь отшучивалась и улыбалась.

-Йоруичи, подойди ко мне.
– Родной и знакомый голос притягивал её. Девушка  быстро, но грациозно последовала за бабушкой. Умения юной Шихоуин  были заметны. Её шимпо уже было уровня равному взрослому шинигами. Гости часто лишь замечали мелькнувшее красное пятно и лёгкий ветерок.

-Да, ба-чан? –С улыбкой назвала бабушку Йоруичи.
-Ты решила попросить меня помочь тебе с  нарядом, что бы охмурить того старичка, что не сводит с тебя глаз?- Чувство юмора говорили само за себя.

- Ох, Шихоуин Йоруичи-химе! Какая же ты растёшь….- Возмутилась, кажется не первый раз бабушка.
-Я хочу кое-что тебе отдать. Это безделушка, но она очень важна. Это как небольшой символ, память. Береги это.- Женщина протянула ей ленточку небольшого размера. Йору взяла её в руки. Вроде такая простая, но красивая. Это была чёрная полосочка, сделанная из какого-то особенного материала, который так и блестел в руках.

-Аригато. Я это сохраню.- Ясная и большая улыбка появилась на лице смуглой особы и она тут же исчезла.

хПраздник прошёл на ура. Вечером следующего дня Шихоуин Йоруичи отдыхала в собственных покоях.
-Ох, как же иногда эти праздники меня напрягают. Даже сегодня все ещё говорят об этом. – Она сидела на футоне и пила молоко. Кстати, а где ленточка, которую я получила вчера? Хочу повязать её Йору вскочила с места и принялась искать заветную вещь.

-Ксо… Где же она?- Будущая Богиня скорости уже злилась не на шутку. Ведь ленточки нигде не было, не смотря на многие часы поисков. Ксо… ксо… ксо!!!!!!! Вся комната была уже перевёрнута с  ног на голову. В конечном итоге Йоруичи повалилась на мягкий покров и посмотрела на потолок. Хотелось кричать, потому что потерять такую важную вещь.. Как она могла? Всегда была бдительной и ответственной, не смотря на своё поведение. Йоруичи никогда не теряла головы, она могла даже в панике рассуждать, что всегда радовало её учителя. Но в этот момент, она не знала что делать.

Спустя несколько минут, может сорок или тридцать, Йоруичи переоделась. Она сменила красивое кимоно на простое синее одеяние.

-Что же делать…- Немного встряхнув головой, она посмотрела в окно. Ведь это так важно. Я же обещала. Йоруичи приоткрыла широкое окно и вздохнула запах ночного ветра. Пахло, какими то цветами и свежестью. Её так резко потянуло на улицу. Все уже спали, лишь она терзала себя мыслями о потерянной ленте. Недолго думая, Химэ выскользнула в окошко. Так тихо и быстро, что вряд ли кто-нибудь заметил. Это был первый раз, когда она решила посидеть на крыше, посмотреть на звёзды и.. поплакать…

Крыша одного из сараев, возле главного дома. Такая одинокая и спокойная, Йоруичи сидела, прижав одно колено к губам. А по щекам текли слёзы, солёные и такие мелкие..

Отредактировано Shihouin Yoruichi (2009-04-05 19:18:16)

+1

11

ОФФ: Моя милая-милая Ёруичи-сан, не плакай! *так и хочется прижать девушку к широкой груди и нежно погладить по волосам*

Кискэ не спалось. А, когда не спится, ночь превращается в пытку. Парень крутился с боку на бок, пытаясь найти позу, в которой удастся хотя бы закимарить, но у него этого не получалось. Одеяло стало горячим и влажным, а подушка душила, а не приятно обнимала голову. Поняв, что начинает нервничать, и заснуть ему не удастся, Урахара поднялся на ноги, быстро надел кимоно и, на ходу подпоясываясь, вышел из своего убежища на свежий воздух.

Когда ветер запустил свою прохладную руку в густую шевелюру парня, тому стало невероятно хорошо. Кискэ зажмурился и полной грудью вдохнул свежего ночного воздуха, улыбка тут же заиграла на его губах, а кожа немного остыла, и парень ощутил, что медленно успокаивается. Раскрыв глаза и устремив взгляд в небо, он пошёл по дороге мимо зданий и деревьев, наслаждаясь тишиной безлюдной улицы. В голове крутились разные мысли, ни на одной из которых Урахара не заострял особого внимания, но, отдавая себя их власти, он и сам не заметил, как дошёл до границы территории клана Цукабиши. Парень легко вздрогнул, когда его взгляд выхватил тёмную фигуру человека, сидящего на крыше одного из домов.

Кискэ только сейчас ощутил дрожащую духовную силу, которую не заметил до этого, увлекшись своими личными думами. Парень сделал пару шагов к человеку, пытаясь разглядеть его получше. При более ближнем рассмотрении фигура оказалось девушкой, она сжалась, обхватив руками ногу, к колену которой прижималась губами, плечи её сотрясались, а в свете луны блестели её тёмно-фиолетовые волосы…

«Она? - Кискэ замер, узнав принцессу клана Шихоуин. – Но что так расстроило её, что она плачет в одиночестве?»

Урахаре пришло в голову, что лучше бы оставить её одну, не раскрывая её печали и не ставя девушку в неловкое положение, но… но что-то внутри не позволило ему развернуться и тут же уйти, в памяти всплыли события десятилетней давности, всплыла яркая и дерзкая Шихоуин Ёруичи, после встречи с которой парню пришлось полторы недели лечить правую ногу и слегка вздрагивать, когда в дверь его сарая стучались, ибо мальчик боялся, что его после этого довольно-таки постыдного для него инцидента могут запросто выселить обратно в Руконгай. Но этого не произошло.

И сейчас, стоя в темноте перед грустной принцессой Урахара не мог просто так развернуться и уйти обратно в ночь, когда такая задиристая и капризная девчонка сидела и, объятая грустью, плакала в одиночестве. Парень точно знал, что это не было её очередным капризом, если люди, капризничая, плачут, то только в присутствии других людей, ясно выказывая свои требования, но не одиноко сидя на крыше в ночи, когда все уже спят.

- Сумимасэн, о-химэ-сама, - Кискэ опустился на колени и громко произнёс эту фразу, обращаясь к Ёруичи, - позвольте мне что-нибудь сделать для Вас, чтобы Ваша грусть не была такой безутешной…

Урахара не был уверен, что поступает правильно, или что говорит нужные слова, или что ему вообще следует хоть что-либо говорить в данной ситуации, но он чисто по-человечески не мог оставить всё, как есть…

Отредактировано Urahara Kisuke (2009-04-05 20:42:12)

+1


Вы здесь » Bleach. The other side of night. » [Forgotten Memories] » La historia de dos amigos…